Дизайн в промышленности Гармоническая форма и понятие композиции Пионеры советского дизайна Древнерусское искусство Мозаика и инкрустация Руффиньяк - пещера "тысячи мамонтов"

Цвет и цветосочетания

Иногда мы воспринимаем предмет как цветовое пятно, а уже потом как объем. Цвет и цветовые сочетания могут быть очень активными, а могут быть и нейтральными, могут настораживать или расслаблять.

Восприятие цвета в какой-то степени субъективно. Немецкий педагог Иттен проводил исследования среди учащихся художественных школ и установил, что у каждого из молодых людей, которых он проверял, есть свои склонности к какому-нибудь цвету, есть своя излюбленная цветовая гамма. Иттен пытался обосновать это явление, связывая отношение к цвету с психическим состоянием человека.

Восприятие цвета у разных людей, в общем, сходно. У цвета есть объективные качества, их нужно знать, чтобы анализировать свои ощущения и пользоваться цветом как средством создания гармонической предметной среды.

«Чистые» (хроматические) цвета спектра можно разделить на теплые (красный, оранжевый, желтый) и холодные (фиолетовый, синий, голубой). Желто-зеленые занимают промежуточное положение между этими двумя группами. Чистыми цветами практически почти не пользуются, к ним добавляют так называемые ахроматические тона (белый, серый, черный). Томас Гейнсборо. Портрет Роберта Эндрюса с женой. Ок. 1748—1750 г. Холст, масло. 69,9 х 119,4 см. Национальная галерея, Лондон.

Цвет влияет на наше восприятие реального пространства: цвета «теплого» спектра зрительно приближаются. Поэтому плоскости, окрашенные оранжевым или красным, например, кажутся нам ближе, чем равноудаленные плоскости голубого цвета. Тёмные цвета делают предметы зрительно весомее, массивнее, чем светлые. Вместе с тем теплые цвета связываются с большим весом, чем холодные. Окраска влияет и на восприятие величины: светлое пятно на тёмном фоне кажется больше, чем равновеликое ему тёмное.

Но не всегда то или иное воздействие цвета можно объяснить чисто физически или физиологически. Отношение к цвету связано с культурной нормой. Существует символика цвета: черный цвет у европейцев — цвет траура, в то время как у японцев цвет траура — белый. Вспомним «белую гвардию», «голубые береты», «черные рубашки». Цвет применяется как код: красным цветом отличают пожарные машины, голубым — воздуховоды, желтым — газовые трубы и т. п. Зеленые, желтые, красные огоньки светофора знают буквально все.

Мы воспринимаем цвет, как правило, в сочетании с другими смежными цветами. В результате этого складывается общая, воспринимаемая человеком картина. «Цветовая гармония», «красивый колорит», «удачное цветосочетание» выражения нам знакомые, и за ними кроется примерно одинаковое содержание.

Отношение цветов между собой могут быть контрастными, а могут быть и сближенными — нюансными. Гармонизировать нюансные цвета сравнительно легче, чем контрастные, но это не означает, что они всегда предпочтительнее.

Выбор цвета может быть и обусловленным. Существует понятие «функциональная окраска», т. е. окраска, связанная с определенной функцией, действием, основанная на объективных свойствах цвета, с одной стороны, и реальной ситуацией — с другой.

Выбор цвета диктуется разными соображениями — безопасностью, легкостью распознавания и т. п. Дорожная машина, например, должна быть обязательно хорошо заметна издали. Передвигающийся по цеху кран или задняя часть колесной машины обычно отмечаются «зеброй» — красно-белыми, черно-желтыми, бело-черными полосами, привлекающими внимание. Применяющиеся в такой ситуации цвета называются сигнальными, они обостряют необходимую реакцию, сигнализируют о возможной опасности.

При помощи цвета решается и другая задача — снижение нервного напряжения. Нетрудно представить, каково это напряжение у оператора, когда у него перед глазами в течение нескольких часов кнопки пульта, или у станочника, который в течение целой смены видит движущиеся резцы или фрезы. Здесь пользуются нейтральными тонами, избегая резких сопоставлений и цветовых контрастов.

Прежде чем приступить к окраске, намечают схему распределения цвета, а уже после этого подбирают сами цвета. Машину, например, можно всю покрасить одним цветом, а можно выделить одним цветом кабину, другим — лицевые плоскости колес, третьим — остальные части машины.

Часто выбор цвета практически ничем не обусловлен и не ограничен. Какого цвета должен быть личный автомобиль? Да какого угодно. Он может быть и белым, и черным, и красным, и синим, как и телефонный аппарат или пылесос.

Художник-конструктор К. Кондратьева, работавшая над проблемой электрооборудования для кухни, внесла и обосновала предложение, смысл которого в том, чтобы корпуса машин разной формы и разного цвета продавались отдельно. Тогда можно бы было при желании менять оболочку, оставляя тот же механизм.

Подбор цвета — трудная, а иногда и ответственная задача. Здесь имеет значение и «вкусовой» момент, особенно когда речь идет о жилище. Для колористического решения важно не только наименование цвета или ряда цветов, важна и мера: какой именно оттенок красного — разбеленный или с примесью черного, сине-зеленый или сине-фиолетовый — будет сочетаться со смежным тоном.

Зная объективные закономерности восприятия цвета, человек может сделать свое предметное окружение красивым. Он имеет возможность как бы со стороны оценивать цветосочетания, анализируя свои личные вкусы и пристрастия.

Инженерный стиль относится прежде всего к опытным лабораторным образцам, "поисковым" разработкам различных вновь создававаемых предметов и механизмов (станков, рабочих инструментов, различных технических устройств). Они создавались вне коммерческого спроса, поэтому их формы не зависели от моды. При изготовлении таких изделий авторы решали, как правило, сугубо утилитарно-функциональные задачи; вопросы эстетики внешнего вида эргономики, технологии тиражирования и многие другие либо отодвигались на второй план, либо не ставились вообще. В таких брутальных, угловатых, подчиненных строгой логике функции и конструкции "инженерных" формах была своя красота, красота правды и простоты. Во многом благодаря этому утилитарный инженерный стиль перерос затем в функционализм, оказавший решающее влияние на все формообразование в дизайне. На непрофессиональном уровне он существует до сих пор.

Новая пространственная концепция приводит к расширению способов восприятия пространства. Кубисты не стремятся воспроизвести внешний вид вещей с одной-единственной позиции, они обходят их кругом, пытаясь осознать их внутреннее строение. Кубизм уничтожил перспективу эпохи Возрождения. Кубисты рассматривают предметы как бы относительно, то есть с нескольких точек зрения, из которых ни одна не имеет преимущественного значения. Кубисты решают задачи выявления геометрической структуры видимых объемных форм разложением ее на составляющие элементы и организацией этих элементов в новую изобразительную форму с учетом специфики передачи пространственно-временных отношений.
Начиная с 1909 г. Пикассо и Брак приступают к исследованию живописного пространства, они восстают против колористического "взрыва" и сосредотачиваются на пластических построениях, намеренно ограничивая свою палитру коричневым, серым и черным цветами. Для этого аналитического кубизма характерен распад формы вплоть до полного исчезновения предмета, главное в нем - работа по комбинированию плоскостей в пространстве картины. В 1912 г. появляются коллажи Пикассо, показывающие, как в картину вводится сама реальность и сырой материал. Художник становится "монтажером". Рельефы Пикассо, его серия гитар, знаменитые рельефные картины прославились в международном масштабе. Кубизм открывает путь как к крайне абстрактному искусству Мондриана и Малевича, так и к всеобщему использованию всех материалов, что приводит к исчезновению различий между живописью и скульптурой, к тому, что впоследствии будет называться "ассамблаж".


Иконопись